Подразделы:

Смотрите также:

Критически важным является повышение прозрачности закупок

25 декабря 2013 г.

Такое мнение выразил глава Минэкономразвития А. Улюкаев на совместном заседании Госсовета и комиссии при Президенте по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития России

[...] Хотя за последние полтора десятилетия Россия была одним из мировых лидеров в росте производительности труда, отставание от развитых экономик всё ещё велико: почти двукратное отставание в среднем от Организации экономического сотрудничества и развития, в 2,5 раза – от Соединённых Штатов. Между тем мы находимся в ситуации, когда повышение производительности труда становится практически безальтернативным источником экономического роста и повышения национальной конкурентоспособности.

В этой связи Правительство приняло план по увеличению производительности труда. Там четыре основных блока, в том числе создание стимулов и мотиваций к новым высокопроизводительным рабочим местам, развитие кадрового потенциала, повышение эффективности работы государственных компаний по инновационному развитию, корректировка отраслевых и государственных программ.

Однако мы понимаем, что принятых мер недостаточно. Необходимо конкретизировать как базовые макроэкономические меры стимулирования экономического роста, так и конкретные отраслевые, корпоративные меры и практики повышения производительности труда.

В нашей экономике сложилась ситуация, когда интенсивное сокращение занятости в промышленности и сельском хозяйстве и высокий рост производительности труда в этих сферах сопровождаются перетоком рабочей силы в иные сферы: сферу услуг и бюджетный сектор, – где производительность труда существенно ниже. Поэтому мы стоим перед задачей не только подтягивания производительности труда в базовых секторах экономики до мирового уровня, но и в значительном повышении эффективности в бюджетной сфере.

Из 68 миллионов рабочих мест в Российской Федерации 46 миллионов – это организованный сектор. По данным Росстата, только 15 миллионов из них сейчас уже можно отнести к высокопроизводительным.

Сейчас Росстат подготовил соответствующую методику. К ней есть некоторые претензии. Придётся её, может быть, дорабатывать, но сейчас мы можем ей руководствоваться и должны разворачивать на этой основе работу по стимулированию роста, модернизации существующих и созданию новых рабочих мест.

Решение этой задачи имеет несколько уровней. Первый – это базовый, макроэкономический. Для этого ведётся работа по повышению доступности финансовых ресурсов для предприятий и компаний, улучшению инвестиционного предпринимательского климата, реализации соответствующих дорожных карт национальной предпринимательской инициативы, формированию институтов государственно-частного партнёрства, концессий и иных его форм, механизмов гарантийной поддержки кредитов для организаций малого и среднего предпринимательства.

Необходимо сократить долю неконкурентного сектора экономики и при этом добиться повышения эффективности управления в крупнейших компаниях, сохраняющихся в государственной собственности.

Важнейшим стимулом повышения производительности труда является конкуренция компаний. Поэтому критически важным является повышение прозрачности закупок для государственных и муниципальных нужд и для нужд крупных компаний с государственным участием в рамках 44-го Федерального закона, который будет реализовываться с января следующего года. Особое внимание должно быть уделено формированию новых институтов поддержки экспорта, в том числе экспорта предприятий среднего бизнеса, которые уже имеют соответствующую практику выхода на внешние рынки.

Мы сейчас работаем над новой редакцией дорожной карты: поддержка доступа на внешние рынки и поддержка экспорта, которые направлены прежде всего на упрощение и ускорение административных процедур, таможенного оформления для экспортной деятельности, создание стандартных финансовых продуктов, доступных для всех категорий экспортёров, развитие инфраструктуры поддержки экспорта.

Нам нужно достроить систему активной координации мер, включающих организацию поддержки первых контактов бизнеса с иностранными партнёрами через систему торгпредств. Мы сейчас завершаем работу по формированию так называемого нового облика торгпредств, развитие страхования экспорта через агентство ЭКСАР [Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций] и финансовой поддержки его через «Внешэкономбанк».

Последовательная реализация таких мер, масштабных, комплексных мер, может привести к высвобождению занятости, что является определённым вызовом для всех государственных структур. Надо быть готовым к этому. Сейчас уровень безработицы невысок – 5,5 процента занятого населения, но могут быть тенденции к некоторому увеличению. Необходимо создать гибкую систему повышения квалификации и переобучения работников, в том числе заинтересовать бизнес к тому, чтобы принимать эту новую рабочую силу, обеспечить большую мобильность трудовых кадров – как производственную мобильность, так и территориальную мобильность.

Для этого нужна и система поощрения инвестиций, особенно малого и среднего предпринимательства, которое создаёт в большом количестве новые рабочие места. Особое значение это имеет в регионах высокого риска, прежде всего в моногородах. Здесь важно в полной мере реализовать планы по созданию федерального фонда гарантирования инвестиций малого и среднего предпринимательства (нормативная работа завершена, и в бюджете соответствующие средства на 2014–2015 годы предусмотрены), а также обеспечить выделение средств на поддержку проектов в моногородах по созданию новых рабочих мест.

Мы в прошлом году запустили механизм поддержки за счёт целевых субсидий субъектам Федерации по программам развития инновационных территориальных кластеров и индустриальных парков, Вы обратили на это внимание в своём вступительном слове. К сожалению, я должен сказать, что пока развитие эта программа не получила в силу, вероятно, известных острых бюджетных проблем: мы не смогли обеспечить выделение необходимых средств в бюджете 2014–2016 годов на развитие этой программы. Считаю, что мы должны будем всё-таки вернуться в следующем бюджетном цикле к этому вопросу и обеспечить выделение соответствующих средств.

В государственных программах развития промышленности в целом и ведущих технологических секторов предусмотрены мероприятия, целевые ориентиры по повышению производительности труда. Однако необходимо их уточнить с учётом имеющихся бюджетных ограничений, того потенциала оптимизации, который есть, и эффекта по созданию высокопроизводительных рабочих мест.

Необходимо скорректировать сложившийся механизм отраслевых субсидий таким образом, чтобы их предоставление было обусловлено повышением производительности и качества труда. Такая работа уже ведётся, Минпром провёл уже корректировку субсидий. Необходимо распространить её на программы развития транспортного комплекса и программы развития сельского хозяйства, дополнить необходимыми целевыми показателями повышения производительности труда. Необходимо также скорректировать региональный аспект с учётом проработки на федеральном уровне методических рекомендаций, свои региональные программы, направленные на увеличение производительности труда и создание высокопроизводительных рабочих мест.

На федеральном уровне нужно поддержать развитие финансовых механизмов поддержки региональных проектов, включая предоставление налогового кредита, возмещение части региональных затрат, направленных на увеличение производительности труда и внедрение современных технологий.

В этой связи позиция о том, чтобы разработать новую модель строительства инфраструктурных объектов на территориях с учётом расчёта с инвесторами через учёт средств, которые будут получены после ввода объектов в бюджетной сфере через налогообложение, взята нами в оперативную проработку, и мы уже готовы в ближайшее время внести проекты соответствующих нормативно-правовых актов.

Особое внимание должно быть сконцентрировано на отраслях, которые обеспечивают энергетическую и транспортную инфраструктуру. Принятый Правительством план повышения эффективности компаний инфраструктурного сектора, прежде всего естественных монополий, на 2015–2016 годы, который предполагает серьёзное снижение издержек и рост производительности труда, должен быть дополнен средними и долгосрочными программами развития этих компаний, которые включают мероприятия по росту производительности труда, обновлению технологий, инвестиционным планам и оптимизации операционных и капитальных затрат.

Вопрос производительности труда в конечном счёте решается на микроуровне – на уровне предприятий. Необходимо проработать стимулы для оптимизации компаниями, особенно компаниями с государственным участием, производственных возможностей, внедрения современных форм и методов организации производства и инновационной культуры.

У нас есть очень хорошие примеры. Так называемые производственные программы «Сбербанка», Росатома являются, я считаю, одними из лучших в мировой практике. Нам необходимо добиться тиражирования такого рода подходов и распространения их в других компаниях с государственным участием, да и в частном бизнесе. Распространению лучших практик будет способствовать как конкуренция, так и поддержка развития рынка консультативных услуг инжиниринговых компаний.

Государственные программы должны быть состыкованы не только с федеральными и местными бюджетами, но и со стратегиями инновационного развития на корпоративном уровне. Здесь важна не только согласованность мероприятий и целевых индикаторов, но и увязка системы вознаграждений руководства компаний, особенно компаний с госучастием, с достижением целевых показателей создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест. Вес инновационных параметров в системе вознаграждения менеджмента, коэффициент оценки их участия должен быть существенно повышен.

Увеличить производительность труда по всей российской экономике в полтора раза до 2018 года – крайне сложная задача. Между тем в ряде ведущих секторов и компаний у нас есть потенциал для того, чтобы не только достигнуть таких позиций, но и даже их существенно превысить. Для того чтобы в практическом плане обеспечить координацию работ и утверждение лучших, наиболее передовых корпоративных практик, создана подкомиссия правительственной комиссии по обеспечению устойчивого развития интеграции экономики во главе с вице-премьером Аркадием Дворковичем. Мы считаем, что координация работ всех уровней исполнительной власти, мониторинг и корректировка соответствующих отраслевых и региональных программ,  общественный контроль за этой работой обеспечат необходимые условия достижения намеченных целей социально-экономического развития.

Спасибо.

В.ПУТИН: Алексей Валентинович, вопрос есть. Сейчас Вы упомянули об этом вскользь – по сути, о принятом решении заморозить тарифы инфраструктурных монополий на следующий год и потом индексировать их в последующие годы по уровню инфляции. Хорошее решение, много об этом говорили. Сейчас я слышу о предложениях всё-таки для «РЖД» сделать исключение: повысить тариф для «нефтянки». Понимаете, что это такое? Вы таким образом можете на «нефтянку» переложить вообще всю нагрузку по всей экономике. Первое.

Второе – как только на «нефтянку» повышается тариф у «РЖД» – она работает, как печка, как сами нефтяники говорят, – сразу и другие составляющие их производственных расходов будут повышаться по очень многим показателям.

Как Вы можете это прокомментировать?

А.УЛЮКАЕВ: Владимир Владимирович, первое. Мы никогда не предлагали такую меру, как повышение тарифа для «нефтянки», но такие предложения были. И в ходе обсуждения наша позиция была следующей: компания «Российские железные дороги» с нынешней нормативно-правовой базой имеет право скорректировать тарифы как в сторону понижения, так и в сторону повышения для отдельных направлений, отдельных категорий грузов.

Наша позиция следующая: если компания пойдёт на то, чтобы повысить тариф для этой категории грузов, она обязана будет одновременно принять меры по снижению тарифов для других категорий грузов, чтобы в целом обеспечить нулевое решение по тарифам. В целом это никогда не было нашим предложением – делать какое-то исключение для нефтяной отрасли.

В.ПУТИН: Да, но мы же понимаем, к чему это может привести. Мы, что, за счёт «нефтянки» всю остальную экономику будем держать? На одну отрасль всё перегрузим, так получается?

А.УЛЮКАЕВ: Мы не предлагаем перегрузить на одну отрасль, но должен сказать для справки, что эта отрасль является отраслью, которая более всего выигрывает от нашего замораживания тарифов. Она является самым главным бенефициаром.

В.ПУТИН: Правильно, мы все это знаем. [...]

Источник: Президент.рф