Подразделы:

Смотрите также:

«Создание Единого экономического пространства - важный вызов для бизнеса и российских органов власти»

17 ноября 2011 г.

Тезисы выступления Э.Набиуллиной «Глобальные вызовы для интеграционной повестки России» на конференции «Приоритеты и перспективы региональной экономической интеграции с участием России на постсоветском пространстве, в Европейском и Азиатско-Тихоокеанском регионе»

17 ноября 2011 г. Министр Э.С. Набиуллина выступила во Всероссийской академии внешней торговли на пленарном заседании конференции «Приоритеты и перспективы региональной экономической интеграции с участием России на постсоветском пространстве, в Европейском и Азиатско-Тихоокеанском регионе» с докладом на тему «Глобальные вызовы для интеграционной повестки России».

Тезисы выступления

Министра Э.С. Набиуллиной «Глобальные вызовы для интеграционной повестки России» на конференции «Приоритеты и перспективы региональной экономической интеграции с участием России на постсоветском пространстве, в Европейском и Азиатско-Тихоокеанском регионе»

г. Москва, 17 ноября 2011 г.

Мир активно интегрируется, причем в разных формах. Если проанализировать, как мы смотримся на мировой картине региональной экономической интеграции, легко увидеть, что в то время как отдельные страны, в первую очередь, БРИКС, оказались сосредоточены на многосторонней либерализации торговли, присоединении к ВТО, многие развитые и развивающиеся экономики в качестве приоритета выбрали региональные соглашения о свободной торговле. Так, например, экономики, входящие в АТЭС, с середины 1990 гг. в общей сложности заключили около 70 соглашений о зонах свободной торговли, более половины из этих соглашений – в 2000х годах.

Более того, современные соглашения устанавливают торговые режимы, которые выходят за рамки многосторонних правил. Наряду с региональной консолидацией и формированием «континентальных» блоков все больше соглашений (более половины за последние 3 года) заключается между странами с различных континентов.

Сейчас в мире можно выделить несколько семейств интеграционных соглашений – соглашения, заключаемые Европейским союзом – притяжение Ближнего Востока и Северной Африки и соглашения, заключаемые США – «стягивание» американского континента и притяжение восточно-азиатских стран.

На этой карте формируемые Таможенный союз и Единое экономическое пространство – это экономически и географически выгодно расположенный блок, находящийся между традиционными центрами производства и потребления (Европа) и основными центрами перспективного мирового роста (АТР).

Наши собственные интеграционные проекты, присоединение к ВТО, открывают нам возможность активно участвовать в формировании глобальной интеграционной картины.

Понятно, что рынок нынешних стран-членов ТС не настолько обширен для российских товаров, чтобы говорить о нем как об альтернативе рынкам стран ЕС и АТР. По своему людскому, ресурсному и инновационному потенциалу страны СНГ могут оказаться слишком тесными для существенной экспансии российских товаров на их рынки и для технологической кооперации с целью повышения конкурентоспособности российских товаров.

В этом смысле создание Единого экономического пространства России, Казахстана и Белоруссии нужно рассматривать как важный шаг на пути более глубокого вовлечения России в мировые цепочки производства поставок, на пути более глубокой интеграции с нашими основными партнерами - Европейским союзом и странами АТР.

Зачем вообще нужна интеграция? Это и расширение рынков сбыта – есть сектора, в которых инвестиции в крупные проекты оправданы только при наличии емких рынков, как, например, в авиастроении. Поэтому потенциальные границы рынков сбыта – а их расширение закладывается в процессы интеграции – это фактор инвестиционной привлекательности России.

Это – и облегчение встраивания в глобальные цепочки стоимости. Не во всех секторах эффективно современное натуральное хозяйство, когда мы «держим» у себя в стране всю цепочку стоимости – от сырья до готовой продукции. Часто более выгодно встраиваться в глобальные цепочки поставок – в том звене, где у нас есть компетенции, и мы конкурентоспособны. И здесь региональная интеграция снижает для нас трансакционные издержки.

Еще одна выгода – это конкуренция юрисдикций. Интеграция – это институциональный вызов; это создание себе институциональных конкурентов, что должно «подстегивать» нас быть лучше, чем коллеги по интеграции.

Но главное, на мой взгляд, участие в интеграционных группировках позволяет быть игроком на мировой экономической арене, быть соавтором, а не пассивным реципиентом правил игры.

Когда мы говорим об интеграционной повестке России, мы признаем, что за последние три года Россия, Казахстан и Беларусь предприняли громадные усилия, чтобы продвинуться вперед на пути к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству.

Соглашение о создании ЕЭП вместе с Украиной было заключено еще в 2003-м году, в 2006 году было решено двигаться втроем и лишь только в 2008-2009 году на уровне глав государств и правительств были приняты около 40 международных договоров, составивших основу Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана.

С 1 января 2010 года на территории России, Белоруссии и Казахстана введен единый таможенный тариф и единая номенклатура ВЭД, функции внешнеторгового регулирования переданы Комиссии Таможенного союза. В июле 2010 года вступил в действие единый Таможенный кодекс.

С 1 апреля 2011 года отменён транспортный контроль на границе России и Белоруссии, с 1 июля 2011 года перенесен на внешний контур таможенный и транспортный контроль с границы России и Казахстана. Завершилось формирование единого таможенного пространства, единой таможенной территории в очень сжатые сроки (я назвала значимые вехи интеграции, которые происходили каждые полгода). И теперь мы имеем полное право констатировать, что Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана сформирован.

У нас есть ощутимые итоги функционирования Таможенного союза, и прежде всего в экономической сфере: объём взаимной торговли государств «тройки» увеличился.

Созданы качественно новые условия для ведения бизнеса в государствах Таможенного союза. Предприниматели получили возможность выбирать, в какой из стран Таможенного союза работать, где проходить таможенное оформление, где платить налоги. При этом бизнес получил доступ к единому рынку трех стран. Важно, что правила игры для участников экономической деятельности стали более стабильными и привлекательными, поскольку они формировались с учетом опыта Европейского союза и с учетом норм Всемирной торговой организации.

Повысилась привлекательность экономик России, Белоруссии и Казахстана для инвесторов из третьих стран.

В условиях нестабильной мировой экономической конъюнктуры региональный таможенный союз – это гарантированный рынок сбыта товаров и услуг для каждой страны-участника, позволяющий компенсировать глобальное снижение спроса на мировых рынках.

Здесь важно, чтобы мы не попали в ловушку – переключение торговли на продукцию Таможенного союза не должно привести к снижению ее конкурентоспособности на мировых рынках. Более того, долгосрочные эффекты интеграции будут тем сильнее, чем быстрее мы сможем использовать преимущества друг друга для повышения конкурентоспособности и роста экспорта.

И опять это нас приводит к тому,  что чтобы сделать Таможенный союз экономически эффективным, необходимо как можно быстрее переходить к более глубокой интеграции между странами, получать выгоды не только за счет создания дополнительной торговли внутри блока, но и за счет снятия барьеров для движения всех факторов производства.

Многочисленные исследования последствий формирования Таможенных союзов, в основном в Европе, но и в других блоках,  показывают, что реальные эффекты от интеграции наблюдаются не столько в результате увеличения взаимной торговли товарами, сколько по мере углубления интеграции, использования взаимных преимуществ стран при экономическом союзе. Это было понятно с самого начала, и в этой связи формирование Единого экономического пространства было начато почти одновременно с созданием Таможенного союза.

В июле 2011 г. в Российской Федерации завершен процесс ратификации соглашений, формирующих договорно-правовую базу ЕЭП. Республика Казахстан в июле т.г. также завершила ратификацию данных соглашений, а  Республика Беларусь провела их ратификацию еще в декабре 2010 г. Это позволяет  ввести  в  действие с 1 января 2012 г. все соглашения, которые были подписаны сторонами  в ноябре - декабре 2010 года в рамках ЕЭП.

Принципиально важно, что ЕЭП будет базироваться на согласованных действиях в ключевых институциональных областях — в макроэкономике, в обеспечении правил конкуренции, в сфере техрегламентов и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, тарифов естественных монополий.

Очевидно, впоследствии необходимо проводить единую визовую и миграционную политику, что позволит снять пограничный контроль на внутренних границах. Отмена миграционных, пограничных и прочих барьеров, так называемых «трудовых квот» — это возможность без всяких ограничений выбирать, где жить, получать образование, трудиться.

Особенно важно, что дополнительный импульс получит процесс либерализации условий для ведения бизнеса на рынке с едиными стандартами и требованиями к товарам и услугам, которые в большинстве случаев должны быть унифицированы с европейскими. Это важно, поскольку сейчас все мы переходим на современные техрегламенты, и согласованная политика позволит нам избежать технологической несовместимости продукции. Более того, каждая из компаний трех стран в любом государстве — члене ЕЭП фактически будет пользоваться всеми преимуществами отечественного производителя, включая доступ к госзаказам и контрактам.

Чтобы закрепиться на таком открытом рынке, бизнесу предстоит работать над своей эффективностью, снижать издержки, вкладывать ресурсы в модернизацию. При этом для предпринимателей будет в основном достаточно всего лишь двух базовых документов — Таможенного кодекса и Кодифицированного договора по вопросам Таможенного союза и ЕЭП.

С удовлетворением могу отметить, что Академия стала победителем открытого конкурса, который был объявлен Секретариатом Комиссии таможенного союза, по кодификации законодательства Таможенного союза и Единого экономического пространства в едином договоре, который в перспективе может стать основой для формирования Евразийского экономического союза.

В итоге уже сейчас на базе только что созданного Таможенного союза  мы имеем значимое углубление интеграции, и если Таможенных союзов в мире насчитывается чуть более 20, то в части более глубокой экономической интеграции, ЕЭП в перспективе должен приблизиться к ведущим интеграционным объединениям мира, как ЕС.

Что получается в итоге? Суммарный рынок России, Казахстана и Белоруссии сейчас – это около 500 млрд. долл. розничного товарооборота, более 1 трлн. долл. США производимой промышленной продукции, около 100 млрд. долл. США продукции сельского хозяйства. Формируются потребительские рынки нового качества.

Здесь даже с учетом того, что Россия составляет основную часть, нельзя недооценивать и потенциал общего роста совместно с нашими соседями – для нас это возможности для роста поставок проката черных и цветных металлов, промышленности строительных материалов. Россия по размеру рынка наиболее привлекательна для развития существующих и размещения новых производств компаний с иностранным участием для организации поставок на рынки трех стран.

При этом мы понимаем, что у нас есть перспективы совместно с Казахстаном для развития черной и цветной металлургии, транспортного машиностроения, кооперации в атомной и аэрокосмической сфере. С Белоруссией – это кооперационные связи в автомобилестроении, авиастроении, судостроении, оборонном и космическом комплексе, микроэлектронике, телекоммуникационной сфере и ряде других отраслей. При этом у нас урегулированы единые правила предоставления промышленных субсидий, создана общая нормативная база, проработана процедура разрешения споров и порядок проведения расследований, предусмотрена ответственность сторон. То есть делается все, чтобы конкуренция внутри ЕЭП была справедливой.

С учетом развития взаимной торговли на единой таможенной территории, подписания соглашения по доступу к услугам естественных монополий, создаются новые рынки транспортных услуг, будет установлен равный доступ к услугам железнодорожной инфраструктуры и унифицированы внутренние тарифы в каждой стране, упрощаются процедуры, становится более безопасной транспортировка грузов через территорию Казахстана в/из стран СНГ, Китая и Азиатско-тихоокеанского региона, через территорию Белоруссии – в/из ЕС.

По итогам наших усилий по созданию Таможенного союза и Единого экономического пространства формируется масштабный рынок, в котором будут согласованы основные ориентиры макроэкономической и валютной политики, создана предсказуемая (для России) ситуацией на границах с Китаем и ЕС - внешних границах Единого экономического пространства.

Сравнение с другими интеграционными объединениями показывает, что по размеру экономики ЕЭП в мировом масштабе это не так много – 2,6% мирового ВВП (3,4% если считать по ППС), 2,4% мирового населения, 4% мирового экспорта. По размеру экономики – это примерно АСЕАН, чуть меньше, чем МЕРКОСУР.

Вместе с тем, в общей сложности ЕЭП – это 9% мировых доказанных запасов нефти и 25% - запасов природного газа. ЕЭП – ключевой игрок на мировых рынках промышленного сырья - 11% глобального сырьевого экспорта (включая энергоносители), 14% мирового экспорта энергоносителей. На пространстве СНГ – это свыше 80% торгового оборота, более 70% взаимной торговли стран СНГ. ЕЭП занимает уникальное место в СНГ и на всем Евразийском экономическом пространстве по квалификации рабочей силы и уровню доходов, по качеству потребительского рынка.

ЕЭП сейчас – значимое объединение, которое позволяет нам использовать происходящее укрепление экономических позиций в переговорах в интересах российского бизнеса.

Ключевой вопрос – есть ли у России реальная экономическая мотивация к подобной интеграции. Ответ на этот вопрос не прост и, как показывают многочисленные обсуждения с экспертами, для многих совсем не очевиден.

Во-первых, конечно, мы хотим двигаться к диверсификации экономики за счет расширения сбыта собственных готовых изделий, пока еще неконкурентоспособных на мировых рынках. В этом случае единый таможенный тариф по некоторым позициям может помочь создать для товаров стран-партнеров более выгодные условия на внутреннем рынке стран Таможенного союза.

Эффект от переключения Казахстана и Беларуси с продукции третьих стран на российскую продукцию может иметь место, в особенности, для Казахстана, поднявшего пошлины на бытовую технику и ряд машиностроительной продукции, однако расчеты показывают, что соответствующие эффекты невелики – отвлечение торговли действительно ожидаемо и может составить до 3-5% от нашего оборота. При этом нужно иметь в виду, что Казахстан будет стараться использовать эти возможности, которые ранее при нулевых или низких пошлинах были закрыты, для создания собственных производств, ориентированных на внутренний рынок страны (теперь – на внутренний рынок трех стран).

Важно и то, что создание Единого экономического пространства поможет укрепить позиции российских компаний не только в Казахстане и Белоруссии, но и на соответствующих сегментах мирового рынка.

Формирование Единого экономического пространства направлено на предельное использование взаимной кооперации, на использование взаимных преимуществ для более быстрого совместного экономического роста.

Основная часть последствий все же лежит в институциональной сфере и связана с введением в ней конкуренции (конкуренция между таможнями стран за более эффективное таможенное оформление, конкуренция условий привлечения инвестиций, в том числе в рамках особых экономических зон, конкуренция размещения производств, ориентированных на рынок таможенного союза, конкуренция налоговых систем и т.п.).

Создание ЕЭП – это важный вызов для бизнеса и российских органов власти. Снятие ограничений неизбежно вызовет усиление не только рыночной, но и институциональной конкуренции. Белоруссия и Казахстан по ряду условий для ведения бизнеса работают более эффективно. В том числе в части таможенных процедур, процедур, связанных с регистрацией предприятий (5 и 19 дней, соответственно, против 30 дней в России) и собственности (15 и 40 дней против 43 дней в РФ), не говоря уже о получении разрешений на строительство (151, 219 и 540 дней). Соответственно, для привлечения инвесторов именно в РФ нам придется более интенсивно снимать барьеры для ведения бизнеса и упрощать административные процедуры. Имеет место  и конкуренция налоговых систем в части процедур взимания и ставок налога на добавленную стоимость и акцизов.

Конечно, экономически Россия доминирует в ЕЭП, и рынки Белоруссии и Казахстана, объединенные в ЕЭП, в целом принципиально не изменят конкурентную ситуацию между странами. Тем не менее, в ряде секторов, в первую очередь, в секторах естественных монополий, можно ожидать снижение (в силу заключаемых соглашений) административных барьеров по оказанию услуг и доступу к российской инфраструктуре. В этих секторах создание ЕЭП вынужденно улучшит административные условия и конкуренцию, стимулируя более эффективную работу российских естественных монополий. Таким образом, создавая ЕЭП, мы формируем более жесткую конкурентную среду на всей территории экономического пространства, по единым принципам и правилам.

Для ряда отраслей это усилит внутреннюю конкуренцию, создаст стимулы для модернизации предприятий, прежде всего, из-за снижения ценовой конкурентоспособности российской продукции по сравнению с аналогами, производимыми в Белоруссии и Казахстане – речь идет о рынках сельскохозяйственной техники (тракторы, сельскохозяйственные комбайны), грузовых автомобилей – где белорусские производители обладают высокой конкурентоспособностью, а также на рынках ряда отдельных цветных металлов в первичных формах (рафинированная медь, цинк, свинец) – где ряд важных конкурентных преимуществ имеет Казахстан (доступные и дешевые собственные сырьевые ресурсы, низкие затраты на природоохранные мероприятия, что особенно важно для металлургии свинца и цинка, др.).

Наряду с упрощением торговли между странами, российские компании могут использовать ресурсы стран-участниц для развития бизнеса – в дополнение к российскому потенциалу, капитал Казахстана, квалифицированные трудовые ресурсы Белоруссии позволят вывести страны на более интенсивную траекторию развития. Так, конкурентные преимущества Казахстана, стремление к развитию переработки открывает возможности для развития горнорудной промышленности с участием российских компаний.

Близость Белоруссии к Европейскому союзу может быть использована для создания с участием российского капитала производств, нацеленных на рынки Европейского союза в условия снижающейся конкурентоспособности стран Восточной Европы. Нам необходимо двигаться к формированию Евразийского экономического союза. Это – экономически мотивированное движение к более быстрому росту, к укреплению экономической мощи интеграционного объединения.

Та база, которая сформирована сейчас – это уже не просто набор соглашений, это – основа для формирования экономического союза, эта основа должна быть в ближайшие годы подкреплена созданием необходимых наднациональных органов. Прежде всего, речь – о модернизации Комиссии Таможенного союза. Как Вы знаете, главами правительств государств Таможенного союза 19 октября 2011 г. в г. Санкт-Петербурге одобрен проект Декларации о евразийской экономической интеграции и проект Договора о Евразийской экономической комиссии.

Решение новых задач, стоящих перед странами Таможенного союза и ЕЭП должна обеспечивать профессиональная, единая, эффективно действующая структура. В структуре нового органа создается Совет Комиссии и Коллегия Комиссии с участием представителей государств «тройки», которые будут работать уже в качестве независимых, международных чиновников, принимать решение не на основе национальных предпочтений, а сугубо профессионально. Надеемся, что такая новая структура поможет еще больше раскрыть весь потенциал этого интеграционного органа, роль которого должна повышаться.

Единое экономическое пространство России, Казахстана и Беларуси – это контракт на неопределенный срок, выгоды этого контракта, например, для Европейского союза в разных работах оцениваются в 10-30% суммарного ВВП после 50 лет интеграции. Учитывая, что мы не имеем столь диверсифицированную экономику и структуру взаимной торговли как страны Европейского союза, это означает, что нам придется приложить больше усилий для получения более высоких темпов совместного роста.

Евразийский экономический союз – это высокая ступень интеграции. Это – объединение, способное на равных вести диалог с интеграционными объединениями, такими, как, например, Европейский союз, с региональными структурами, как АТЭС, или с государствами-ключевыми игроками, как США, Китай и др. При этом для Евразийского экономического союза реальной представляется роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Для того, чтобы быть конкурентоспособным в индустриальной и технологической гонке, в соревновании за инвесторов, за создание новых рабочих мест и передовых производств, чтобы обеспечивать устойчивость глобального развития, сегодня нужно сложение наших потенциалов.

Формирование интеграционного объединения отвечает не только экономическим, но и долгосрочным политическим интересам нашей страны, интересам в формировании у границ России пояса дружественных стабильных государств.

Союз строится на открытых принципах – мы готовы к расширению интеграции, но, учитывая различные примеры, в первую очередь, пример Греции в ЕС, необходимо принимать во внимание различие в уровнях развития возможных новых членов. Необходимо соблюдать баланс стремления к экспансии и возможных связанных с этим рисков. В любом случае, новые члены должны быть готовы взять на себя обязательства по соблюдению на практике единых правил и стандартов. Безусловно, возможен и переходный период.

Следующее потенциальное интеграционное направление – ЕС. Страны ЕС в долгосрочной перспективе останутся основными торговыми партнерами России и основными поставщиками прямых иностранных инвестиций в экономику страны. Трансферт европейских технологий и развитие технологических альянсов между российскими и европейскими компаниями, освоение европейских рынков будут служить мощными стимулами для повышения конкурентоспособности национальных производителей.

Будучи связанной с Европой общими цивилизационными рамками, историей и будущим, Россия рассматривает партнерство с Европейским союзом как объективный стратегический выбор. Этому способствуют такие факторы, как географическая близость, длительная история политических, хозяйственных и культурных связей, взаимозависимость и взаимодополняемость экономик и инфраструктуры, наличие развитой договорно-правовой базы сотрудничества.

Сближение с Европейским союзом при правильном подходе может существенно содействовать повышению конкурентоспособности российской экономики, ускоренной модернизации, способно помочь России занять достойное место в международном разделении труда.

Еще в 2003 году Россия и ЕС договорились о формировании общего экономического пространства (ОЭП), координации правил экономической деятельности без создания наднациональных структур. В продолжение обсуждения данных предложений Россией и Евросоюзом в 2005 году  была принята «Дорожная карта» по ОЭП. Она была нацелена на сотрудничество в приоритетных сферах, представляющих взаимный интерес и касалась, в основном, двух инструментов формирования ОЭП – сближения законодательств, включая системы регулирования; и упрощения торговых процедур. Вопросы либерализации торговли не вошли в данный документ, их рассмотрение было отнесено на более поздний период в связи с незавершенным процессом присоединения России к ВТО. Присоединение к ВТО открывает путь к предметному обсуждению преференциального соглашения с ЕС.

Очень важно, что теперь в формате «тройки» Россия, Белоруссия и Казахстан могут предложить перспективные темы для дальнейшего диалога и с Европейским союзом, и с отдельными странами, и региональными объединениями. В настоящее время идут консультации о зоне свободной торговли с Европейской ассоциацией свободной торговли (ЕАСТ), а в перспективе планируется начать переговоры Таможенного союза о формировании зоны свободной торговли с ЕС.

Интеграция на постсоветском пространстве не препятствует нам осваивать общее экономическое пространство с ЕС, прорабатывать сделанные Россией предложения о создании гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока, о зоне свободной торговли, о формировании согласованной политики в сфере промышленности, технологий, энергетики, образования и науки, а также о более продвинутых формах интеграции. Для других государств СНГ, участвующих в интеграционных объединениях на постсоветском пространстве, также нет препятствий для европейского выбора и сотрудничества с ЕС.

Участие в Евразийском экономическом союзе, помимо прямых экономических выгод, позволит каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу.

Очень хочется надеяться, что в перспективе уже два крупнейших интеграционных объединения нашего континента — Евросоюз и формирующийся Евразийский экономический союз - смогут распространить принципы свободной торговли и совместимости систем регулирования, которые полностью утвердятся в их взаимодействии, на все пространство — от Атлантики до Тихого океана - через диалог с региональными структурами, включая НАФТА, АТЭС, АСЕАН и др.

Азиатско-Тихоокеанский регион занимает сегодня важное место в системе российских внешнеэкономических приоритетов. По многим показателям регион вышел на доминирующие позиции в мировой экономике. Темпы роста ВВП большинства стран региона достаточно стабильны и превышают среднемировые. Оставаясь глобальным центром производства, в современных условиях АТР становится также генератором потребительского спроса. По крайней мере, три державы региона – Китай, Япония и Индия – находятся на пути (или уже превратились) в центры силы мирового значения. При этом АТР во многом напоминает живой организм, который развивается и меняется, в котором развитие одних государств обусловливает экономический рост других.

России необходимы инвестиции в строительство объектов нефтепереработки и газохимии, новых генерирующих мощностей, транспортной инфраструктуры. Китайские, японские, южнокорейские компании готовы разрабатывать конкретные проекты в энергетической, транспортной и других областях. Таиланд и Сингапур проявляют интерес к инвестициям в агропромышленный сектор. Республика Корея активно взаимодействует с российскими производителями медицинского оборудования. Индия готова к взаимодействию в области фармацевтической промышленности и информационных технологий.

Важным направлением взаимодействия с АТР является привлечение компаний стран региона к участию в модернизации отраслей российской экономики, в том числе путем локализации высокотехнологичного сегмента их производственной деятельности на территории Российской Федерации. В качестве «пилотных» направлений локализации определены транспортное машиностроение, станкостроение, медицинская техника, фармацевтика,  электроника.

Взаимодействие России с партнерами в АТР дополняется сотрудничеством в многостороннем формате. Прежде всего, речь идет о двух наиболее влиятельных и авторитетных структурах многостороннего экономического сотрудничества в регионе  – форуме АТЭС и АСЕАН.

В 2012 году Россия председательствует в АТЭС и это председательство с точки зрения нашей интеграционной повестки чрезвычайно своевременно. Ключевое направление обсуждений в АТЭС – либерализация торговли и инвестиций.

Для нас это означает, что мы уже в ближайшем году, используя наше председательство в АТЭС, должны придти к общему мнению по ряду ключевых для России вопросов, – каковы общие направления сближения различных страновых и региональных подходов к техническому регулированию, фитосанитарным мерам, какой будет перспективная архитектура рынков продовольствия и транспортных коридоров в АТР, как развивать инновационное сотрудничество с тем, чтобы подготовить почву для наших перспективных интеграционных соглашений в АТР.

15 лет Россия является полномасштабным партнером по диалогу с «Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии». Сегодня АСЕАН с ее 580-миллионным населением, совокупным ВВП в 1,5 трлн. долл. США, внешнеторговым оборотом в 1,7 трлн. долл. США и стабильными темпами экономического роста – одна из крупнейших региональных организаций.

В настоящее время завершается согласование разработанного совместно с коллегами из АСЕАН проекта дорожной карты торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества России и стран АСЕАН. Основное внимание в ней уделяется сотрудничеству в сфере транспорта, энергетики, телекоммуникаций и космоса, сельского хозяйства и промышленного производства.

Учитывая перспективные прогнозы экономического роста ЕС, США, ключевых экономик АТР, развитие отношений с экономиками, входящими в АТЭС – ключевой приоритет для России. Если мы хотим использовать экономический рост в АТР в качестве мотора экономического роста в России, мы должны будем реализовать в ближайшие десятилетия несколько интеграционных проектов - целый ряд соглашений о свободной торговле с рядом стран, Новая Зеландия и Вьетнам в числе первых, продвинуться к интеграции с АСЕАН, включиться в один из векторов движения к зоне свободной торговле в АТР.

В таком формате это позволит нам сформировать и позиционировать наш Евразийский экономический союз как самостоятельное интеграционное ядро, вокруг которого наряду с ЕС и интеграционными процессами в АТР будет формироваться глобальная интеграционная картина.

Таким образом, интеграционная повестка России многовекторна. И это обусловлено нашими национальными задачами, задачами использования всех выгод от международной торговли и глобальных инвестиций.

По материалам официального сайта Минэкономразвития РФ